Вы здесь

Архитектор Наум Трахтенберг: Штрихи к портрету

15.04.2005 13:05
Просмотров: 6 592
Версия для печати

Всесторонне развитая личность –
итог самостоятельности мышления
и чувства ответственности перед жизнью.
Ю. Трифонов

История живет не только в памяти народа, но и в том, что создано его трудом. Спустя 60 лет отчетливее виден вклад людей, восстанавливающих Минск.

У истоков рождения генерального плана столицы Беларуси стоит лауреат Государственной премии БССР в области архитектуры Наум Трахтенберг.

Передо мной малая часть семейного архива Н. Трахтенберга. Но она дает возможность судить о целом. О личности, ее масштабе, о призвании. И о времени, в котором он жил.

Читаю строки автобиографии. Родился 4 января 1910 г. в пос. Бахмач Черниговской области в семье служащего. В 1924 г. семья переезжает в Одессу. После окончания строительной профшколы в 1927 г. Н. Трахтенберг поступает на архитектурный факультет Института изобразительных искусств в Одессе и одновременно в консерваторию (по классу фортепиано). На 3-м курсе он должен был выбрать между архитектурой и музыкой, так как обучение в двух вузах в то время было запрещено. Пришлось уйти из консерватории, но музыка будет сопровождать его всю жизнь.

Еще студентом, а затем дипломированным архитектором Н. Трахтенберг начал работать в Одесском филиале Гипрограда УССР, участвовал в разработке проектов развития Одессы, Донецка, Николаева. По приглашению Белгоспроекта Н. Трахтенберг в ноябре 1934 г. переезжает на работу в Минск. Отныне его жизнь и судьба связаны с Белоруссией.

Таково начало трудовой биографии. Затем война, фронт, батальон связи. Из письма трехлетнему сыну в Кыштым Челябинской области от 3 января 1942 г.: “… Я с тобой разговариваю как со взрослым, сынок. Сколько раз я мысленно говорил так с тобой. В лесу, когда я ночевал, уходя из Минска, в случайных хатах, где меня заставала ночевка, на марше, когда я ничего не знал ни о тебе, ни о маме, – я еженощно думал о вас… Мне хотелось бы, чтобы все то, о чем я мечтал в жизни, сбылось бы для тебя. У меня были гордые, красивые мечты – я любил музыку, творчество, созидание и мечтал о сладости победы, достижении цели. Но многое не удалось, не выдержало испытания жизнью... Я хочу, чтобы ты не знал горечи разочарования”.
В 1942 г. в Москве возобновляет работу правление СА БССР, которое постепенно налаживает связи с архитекторами. 5 сентября 1942 г. Н. Трахтенберг пишет из Челябинска, куда он был демобилизован по болезни, в Москву А.П. Воинову: “…С радостью прочел первую фразу Вашего обращения “СА Белоруссии возобновил свою работу”. И далее: “…Ведь, собственно говоря, я не белорус – это не место моего рождения, детства, учебы – всего того, что дает право называть этот край моей родиной. Но семь лет работы там, когда на моих глазах буквально Белоруссия цвела, росла как на дрожжах, наливалась мощью, богатством и изобилием, и мое, хотя и маленькое участие в этом созидательном труде, сделали этот край родным и близким… И сейчас она у меня – вторая родина. Скорей бы ступить на ее землю и начать вновь создавать разрушенное!.. Я очень часто вспоминаю, как первое время, после чистенькой Одессы, аккуратной, подтянутой и вместе с тем веселой, после пышного зеленокудрого Киева я ругал Минск – за его грязь, узость его улиц, его неряшливость. Но шли дни, и всего несколько лет сделали этот город другим. Я сам включился в этот созидательный муравейник. И тогда Минск, Белоруссия стали как ребенок родной – любишь его за все: и за достоинства, и за шалости, и за веснушки на носу… И как не любить, ведь там и мой труд, и моя душа тоже есть!”

В самый разгар войны, в 1943 г., он посылает в правление СА свои предложения по восстановительным работам в Белоруссии: “…Именно теперь важно на первых шагах взять правильный курс и безошибочно наметить основную перспективу и задачи”. Он работает над проектами жилых домов, которые, удовлетворяя минимальным требованиям военного времени, в дальнейшем смогут быть решены как малометражные квартиры, дает свои предложения по организации проектного дела в освобожденной Белоруссии.

В марте 1944 г. Н. Трахтенберга отзывают в Москву и направляют в Управление по делам архитектуры при СНК БССР. Он назначен начальником отдела планировки и застройки городов, одновременно (по совместительству) руководит архитектурно-планировочной мастерской Белгоспроекта, а затем Мингорпроекта, куда были переданы работы по проектированию генерального плана Минска (с 1953 по 1956 г.).

Минск лежал в развалинах. Предстояло в невиданно короткий срок создать по сути новый город. Потребовалось быстрое, квалифицированное решение вопросов восстановления и развития столицы. К работе были приглашены видные мастера архитектуры Москвы и Ленинграда: академик А. Щусев, действительные члены академии архитектуры СССР Н. Колли, А. Мордвинов и В. Семенов, заслуженный деятель искусств И. Лангбард. Из белорусских архитекторов участие в работе принял Н. Трахтенберг.
Н. Трахтенбергу посчастливилось работать с крупнейшими мастерами отечественной архитектуры. Это была высшая школа зодчества. Думается, что привлечение его к этой работе не было случайным. Не только накопленные знания (ему всего 34 года), но и духовная зрелость и масштаб личности уже тогда оказались соразмерны масштабу задач, которые предстояло решать. Конечно, ему представился уникальный шанс реализовать свой творческий потенциал. И он этот шанс не упустил. Человек большой культуры, эрудиции, разносторонних знаний, он оказался на высоте требований времени и профессионализма.
В августе 1944 г. началась работа над “Эскизом планировки Минска”. Этот документ, вплоть до утверждения в 1946 г. нового генерального плана, стал основой для работ по восстановлению Минска.
Уже в конце 1944 г. на основе одобренного правительством БССР “Эскиза...” началась разработка нового послевоенного генерального плана города. Авторский коллектив: архитекторы Н. Трахтенберг и М. Андросов, инженеры К. Иванов, В. Толмачев, А. Образцова. Консультировали работу профессора В. Семенов и Н. Поляков. Проект был завершен к середине 1946 г., одобрен Комитетом по делам архитектуры при СНК СССР, а затем и СНК БССР.

Важнейшие градостроительные идеи восстановления и реконструкции Минска развивали положения еще довоенного генплана Минска 1938 г., разработанного в Ленинградском филиале Гипрогора под руководством профессора В. Витмана, а именно: превращение исторически сложившейся радиальной планировки в радиально-кольцевую. Тогда же появилась одна из наиболее ярких градостроительных идей – создание стройной системы парков вдоль р. Свислочь (вся проектная документация погибла во время войны).

Новая концепция генерального плана, развивая лучшие идеи этого проекта, на основании тщательного изучения и анализа всех градообразующих факторов, в новой исторической реальности предлагала смелые, если не сказать дерзкие, решения. Это прежде всего превращение главной магистрали Минска в сквозной городской диаметр шириной 48 м. Дальновидность авторов проекта проявилась и в той настойчивости, с какой защищалась идея расширения главного проспекта и спрямления его, что неизбежно повлекло снос сохранившихся коробок. И это в условиях катастрофической нехватки жилья!

Главная градостроительная идея заключалась в возможности гармоничного развития города, упорядочении его планировочной структуры. Центр Минска был задуман как система архитектурных ансамблей площадей (может быть, при ее создании авторы вдохновлялись образом Невского проспекта). На пересечении двух главных магистралей – проспекта и второй по значению ул. Ленина и ее продолжения до парка Победы, создавался городской центр. В ансамбль центральной площади должны были войти здания ЦК КП(б)Б и Дома офицеров, построенные до войны. (В генплане 1938 г. главная площадь столицы намечалась перед зданием Дома правительства, в стороне от исторического центра Минска, вблизи вокзала.)
Проспект решался как пространственная композиция, связывающая центральную площадь с другими ансамблями центра: спортивным комплексом “Динамо”, Привокзальной, Круглой площадями и старым городским центром – площадью Свободы. Таким образом удавалось реализовать целостное видение архитектуры главного общественного центра столицы как единого архитектурного ансамбля.
Не останавливаясь на всех аспектах, определивших градостроительные решения проекта 1946 г., следует прежде всего отметить, что уже в нем был учтен главный фактор, определивший бурное развитие Минска.
В 1945 г. правительство СССР приняло решение о размещении в Минске крупных промышленных объектов союзного значения. Строительство гигантов – автомобильного и тракторного заводов, шарикоподшипникового и мотовелозавода и других стало главным стимулом роста населения, в основном за счет пригородных районов.

Известен феномен Минска как города, первого в стране по темпам роста населения со всеми вытекающими из этого факта экономическими, социальными, культурными проблемами.

С 1944 по 1963 г. генеральный план корректировался дважды с учетом увеличения расчетной численности населения и дальнейшей перспективы развития (в “Эскизе...” это 500 тыс. человек на ближайшие 20 лет, в варианте проекта 1958 г. она увеличена до 800 тыс.). В те годы эти цифры казались фантастическими. Время показало правильность прогнозов. Сегодня, когда население Минска приближается к 2 млн, можно по достоинству оценить способность архитекторов предвидеть на пепелище будущее города. Наум Трахтенберг был среди тех, кто заложил основы современного города как живого организма, который растет, развивается, сохраняя эту способность к росту как естественную потребность всего живого.
Ясность замысла и комплексный подход генплана 1946 г. позволили ему оставаться основой для всех последующих разработок. Уточнялись структура селитебной территории, планировочная организация пригородных зон, но основные положения по функциональному зонированию и композиции сохранялись.
Опыт Минска оказался примечательным и как удачный пример использования скромных природных факторов. Намеченные еще в предвоенном проекте предложения по созданию “зеленого диаметра” и системы связанных между собой парков вдоль р. Свислочь и искусственного водохранилища получили развитие. В пределах города водные пространства расширялись, строились набережные, в районе Заславля создавалось искусственное водохранилище. Все это должно было сделать облик города неповторимым.
Высокое качество генплана 1946 г. сделало этот проект достижением белорусского зодчества. Авторы в 1949 г. были удостоены правительственных наград. Н. Трахтенберг награжден орденом Трудового Красного Знамени, а в 1968 г. ему присуждена Государственная премия БССР за архитектуру ансамбля Ленинского проспекта (в составе авторского коллектива).

С окончанием разработки генплана в первой половине 1946 г. архитекторами Н. Трахтенбергом, В. Королем, С. Сперанским был разработан новый проект планировки и застройки центральной части города. В нем учитывались материалы Всесоюзного конкурса проектов центрального ансамбля Минска. Основой стали предложения мастерских И. Лангбарда и Л. Баталова. Этот проект генплана с небольшими изменениями и уточнениями осуществлялся в последующие годы. Одновременно Н. Трахтенберг участвует в разработке проектов планировки и реконструкции Бобруйска, Мозыря, Пинска, Молодечно, центральной части Витебска (1946–1951 гг.).

С 1954 по 1976 г. основной работой Н. Трахтенберга становится научно-преподавательская. Он доцент кафедры градостроительства архитектурного факультета БПИ, публикует статьи по проблемам градостроительства. Н. Трахтенберг — один из авторов монографии “Минск: послевоенный опыт реконструкции и развития”, вышедшей в 1966 г. Одновременно он продолжает творческую работу, являясь главным архитектором проектов генерального плана развития Минска до 1980 г. (1961–1964), схемы планировки пригородной зоны г. Минска (1962–1965), в том числе зоны массового отдыха у Заславльского водохранилища (1966– 1968), и др.

В перечне наград Н. Трахенберга — Почетная грамота Верховного Совета БССР, Большая серебряная медаль ВДНХ СССР (1960 г.). С 1944 по 1949 г. он член правления СА БССР, с 1949 г. на всех съездах избирался председателем ревизионной комиссии СА.

В последний год жизни Н. Трахтенберг оказался не у дел. Можно только догадываться, что творилось в душе этого деятельного человека, не представлявшего свою жизнь без творчества. Мы не знаем, было ли отправлено письмо к В.А. Королю, в те годы председателю Госстроя БССР и многолетнему соавтору, с просьбой использовать свои знания и опыт для градостроительства республики: “Я чувствую, что мои творческие возможности еще не исчерпаны”. Это важно для него как “избавление от духовной пустоты”. Ведь он еще не стар. Ему только 67 лет. Может быть, тот факт, что он оказался невостребованным, ускорил уход. Он умер 16 октября 1977 г.

И все же думается, что в творчестве Н. Трахтенберг был человеком счастливым. Он принадлежал к поколению победителей. Люди этого поколения обладали истинным мужеством, мужеством каждого дня. И еще. Масштаб замыслов и размах строительства первого послевоенного десятилетия были возможны только на волне всенародного подъема. Совпали личность, время и место. Ему удалось реализовать многое из задуманного, применить широкий диапазон знаний, способность к глубокому анализу, эрудицию, умение охватить проблему в целом.

Он был интеллигентом в лучшем значении этого слова, чуждым лицемерия и эгоизма. Даже среди преподавателей архитектурного факультета выделялся каким-то особым душевным благородством, духовным аристократизмом. Неизменно доброжелательный, внимательный, скромный, он был и внешне красив: высокий лоб, в живых глазах ум, достоинство. Речь правильная литературная, точно и ясно построенная.

Строки из письма пятилетнему сыну, написанные в июне 1944 г., могли бы стать эпиграфом к жизни и творчеству самого Наума Трахтенберга: “Счастье приходит и завоевывается после тяжелой борьбы, терпения, невзгод и неудач. Оно венчает большой труд”.

Есть ли в жизни Трахтенберга какая-то главная черта? Мне кажется, что это чувство ответственности и стремление к идеалу, полная самоотдача.

Слова Лидии Гинзбург, сказанные о поэте, могут быть отнесены к судьбе архитектора Наума Трахтенберга: “Видим самое лучшее: осуществленную ценность и человека, переместившегося в свой труд”.

В статье кроме материалов семейного архива использованы также материалы фонда Белорусского государственного архива НТД, книги Ю. Егорова “Градостроительство Белоруссии” (М., 1954) и монографии “Минск: послевоенный опыт реконструкции и развития” (М., 1966), одним из авторов которой был Н. Трахтенберг.



comments powered by HyperComments
Читайте также
23.07.2003 / просмотров: 20 727
Целевые ориентиры. Многие малые и средние городские поселения Беларуси имеют богатую историю и обладают ценным историко-культурным наследием,...
23.07.2003 / просмотров: 15 762
Туризм – одно из наиболее динамичных явлений современного мира. В последнее время он приобрел колоссальные темпы роста и масштабы влияния на...
23.07.2003 / просмотров: 9 699
Гольшаны, пожалуй, единственное в Беларуси местечко, которое сохранило свое архитектурное лицо. Что ни дом — то бывшая мастерская, или лавка, или...